9 декабря в Севастопольском университете прошла Международная научно-практическая теологическая конференция «История христианства Херсонеса и древней Тавриды: Истоки и Наследие» где предводитель Дворянского Собрания Крыма выступил с докладом: «Русский Исход 1920 года и его последствия для Православия Тавриды», который вызвал бурную дискуссию участников конференции.

Текст доклада:

Дорогие соотечественники!

В следующем году мы будем вспоминать 100 — летие одного из самого драматичного события в нашей истории – Русского Исхода, когда остатки Русской Армии и русских людей, не поверивших обещаниям большевиков и не пожелавшим остаться жить в богоборческом и лицемерном «коммунистическом рае», вынуждены были покинуть свое Отечество. Сразу после этого события последовал жесточайший «красный террор» среди мирного населения крымского полуострова, последствия которого мы ощущаем и по сей день.

С установлением советской власти начался трагический, достаточно сложный и противоречивый период существования православной церкви в условиях коммунистической системы. В годы советской власти православная церковь утратила свое влияние на общество, едва не прекратив существование не только из-за террора и насилия со стороны государства, но и из-за внутренних противоречий, поразивших церковь. Для ликвидации религии, как враждебного марксизму «классового» мировоззрения, в 20 — 30 годы органами власти был разработан механизм экономического и юридического подавления, а также организован раскол внутри самой церкви на враждующие течения: «староцерковников», «обновленцев», «григорьевцев», «автокефалистов» и т. д., что привело к затяжной вражде между религиозными группами. Раскол православия на «староцерковников» и «обновленцев» был инспирирован органами ГПУ и НКВД, умело использовавшими противоречия, существовавшие внутри церкви накануне установления советской власти. В 1920 — 1928 годах государством создается нормативно-правовая база, ограничивающая деятельность религиозных организаций, закрываются монастыри и киновии, действовавшие на территории полуострова, неоднократно проводятся кампании по перерегистрации религиозных общин, а в отношении церкви и служителей культа формируется негативное общественное мнение. В эти годы государством был разработан механизм экономического подавления церкви: было введено жесткое налогообложение священнослужителей и общин, которое приводило к отказу от духовного сана и распаду религиозных организаций. В 20-е годы население полуострова достаточно индифферентно относилось к мероприятиям правительства, направленным на ограничение деятельности религиозных организаций.

Новый качественный виток во взаимоотношениях между церковью и государством начинается в конце 20-х — начале 30-х годов. Отличительной особенностью этого этапа, который продолжался с 1929 по 1939 годы, было активное включение в процесс подавления религии значительной части населения, обработанного коммунистической идеологией. После принятия в 1929 году нового законодательства о религиозных культах, которое существенно ограничивало деятельность религиозных общин, в ответ на критику, развернувшуюся за рубежом в отношении режима Сталина, в СССР была развязана кампания обвинений в адрес церкви о ее сотрудничестве с «мировым фашизмом и капитализмом». В эти годы, на волне коллективизации и борьбы с «кулачеством», в общественном мнении был сформирован образ нового «врага» — священнослужители объявлялись «слугами буржуазии» и «врагами народа», что стало поводом для их выселения из Крыма и организации репрессий в отношении наиболее активной части православного духовенства.

В начале 30-х годов инициаторами огульного закрытия храмов, действовавших на полуострове, наряду с органами власти, являлись и «народные массы», требовавшие от государства закрытия всех храмов, действовавших в Крыму. В это время органы власти очень часто были вынуждены принимать решения, ограничивавшие подобные инициативы «трудящихся». Для этого периода, наряду с усиливающимся юридическим и экономическим давлением в отношении церкви, характерно использование физического насилия в отношении священно- и церковнослужителей, их выселение за пределы полуострова, а также аресты и расстрелы наиболее активной части духовенства.
Жесткая репрессивная политика государства и внутренний раскол церкви на враждующие течения привели к тому, что в Крыму, как в большинстве регионов СССР к 1939 году были ликвидированы все православные приходы. На полуострове действовал всего лишь один православный храм, принадлежавший «обновленческому» течению Русской православной церкви.

В годы второй мировой войны на территории Крыма была восстановлена деятельность большинства православных приходов, закрытых в годы советской власти. Однако, используя опыт борьбы с церковью, приобретенный в довоенный период, в 50 — 60 годы XX века государство вновь ликвидировало большинство приходов православной церкви. В 70 — 80-е годы в Крыму продолжали действовать всего лишь 14 православных религиозных общин.

Таков краткий итог преступных деяний советской власти на крымском полуострове.

Я хочу вернуться к теме Русского Исхода. По моему глубокому убеждению – это событие не просто окончание Гражданской войны на Юге России – это величайшая цивилизационная катастрофа Русского Мира и Православия, повлекшая за собой исчезновение российской государственности. Все идеи, которыми руководствовались большевики, сводились, по сути, к трем простым призывам: «Бога нет», следовательно «можно все», как вывод «грабь награбленное», которые с воодушевлением были подхвачены и воплощены в жизнь различными маргинальными элементами. Конечно, были и те, кто поверил обещаниям большевиков о «социалистическом рае» и, с оружием в руках, сражался в рядах Красной Армии вполне осознано, не понимая преступной сущности Советской власти. Итог печален: после победы большевиков наше общество и в нравственном, и в экономическом развитии было отброшено на многие века назад, даже не в крепостной, а в рабовладельческий строй. Крестьяне были согнаны в колхозы, где они не имели не только какой-либо собственности, но даже паспортов, были лишены возможности выбирать место жительства и вынуждены были бесплатно трудиться на благо «нового мира». Все «достижения» Индустриализации, все великие стройки созданы рабским трудом заключенных и являются огромными братскими могилами. Искусственно созданный голод в 20-30 года унес жизни миллионов человек. Я не буду продолжать эту тему, я хочу поразмышлять о том, что нам, современникам, делать с этим наследием? Некоторое время назад была озвучена «национальная идея» — патриотизм, активно развивается так называемый «русский мир», но никто толком не знает, что означает этот термин. К современному «русскому миру» себя причисляют практически все политические, общественные и религиозные организации РФ, за исключением, пожалуй, прозападных либералов. Полным ходом идет патриотическое воспитание молодежи под флагами различных организаций – от казачества до комсомола, от православных организаций до откровенно большевистских. И здесь возникает вопрос – каким патриотическим воспитанием мы занимаемся? Принимая молодежь одновременно и, в казачество, и в комсомол ,и в кадеты, и в молодую гвардию и прочие организации, к чему мы придем? Есть две прямо противоположенные друг другу идеологии – это русская православная цивилизация и большевистский интернационал, который создан как раз для уничтожения нашего генетического кода. Эти идеологии невозможно объединить в одно целое. Хотя такие попытки регулярно предпринимаются.

Очень странно и опасно выглядят попытки увековечить память Ленина и Сталина в ряде городов РФ, в то же самое время в других городах РФ возвращают исторические названия улицам, убирая большевистские клички из топонимики. Хочу также напомнить Вам про историю с мемориальными досками Колчаку и Каппелю. Не так давно их демонтировали, причем с какими-то маловразумительными аргументами. Считаю, что это очередная попытка лишить население РФ исторической памяти, очередная попытка переписать нашу историю. Прошу организаторов конференции включить в итоговую резолюцию мнение участников конференции о недопустимости такого рода деяний.

Наше государство считается флагманом в борьбе с мировым терроризмом, но во всех городах нашей страны стоят памятники идеологам терроризма, их именем названы тысячи улиц.
Невозможно представить, что бы в Нью-Йорке установили памятник Усаме бен Ладену, как борцу за идеалы шариата, невозможно представить, что бы в день памяти жертвам Холокоста играл нацистский гимн Третьего Рейха, невозможно представить появление памятника примирению маньяку Чикатило о его жертвам, но в Российской Федерации в разных городах регулярно проходят молитвы памяти жертвам репрессий на улице Ленина (например, в Симферополе) – главного идеолога этих репрессий.

Как бы отнеслись к такому жертвы репрессий – большой вопрос.

Современные российские власти не смогли внятно обозначить свою позицию по этому вопросу – их посыл такой: разбирайтесь сами и делайте, что хотите. Поэтому я предлагаю всем заинтересованным и неравнодушным людям создать Международный общественный трибунал по признанию большевистского режима – преступным террористическим сообществом, направленным на уничтожение русской цивилизации. В него могут войти государственные, общественные, религиозные и политические деятели, разделяющие эту мысль. Этот трибунал не преследует цель – расследовать преступления конкретных лиц и организаций – это дело правоохранительных органов. Наша цель – признать большевистскую идеологию – преступной и террористической.
Отдельно хочу остановиться на набирающей обороты тенденции называть сотрудников российских спецслужб «потомками палачей». По моему глубокому убеждению, этот путь ошибочен. Во-первых, молодые люди, которые приходят служить в современные органы госбезопасности РФ, родились в совершенно другой стране и не имеют никого отношения к НКВД и его преступлениям. Во –вторых, общаясь с ветеранами спецслужб СССР, я обнаружил среди них значительное сообщество людей, которые не только не разделяют большевистскую идеологию, но и резко осуждают ее. Я думаю, что мы, наоборот, должны привлекать этих людей к осуществлению наших идей как союзников и соратников, в том числе и к работе в Международном общественном трибунале.
Позвольте закончить мой доклад словами Первоиерарха РПЦЗ Митрополита Анастасия, которые были сказаны 80 лет назад и оказались воистину пророческими:
«Нет ничего опасней, как если Россия захочет усвоить что-либо из печального наследства, оставленного растленным большевизмом: все, к чему прикоснулась его разлагающая безбожная рука грозит снова заразить нас